b121b8da     

Бианки Виталий - Красная Горка



Виталий Валентинович Бианки
Красная горка
Чик был молодой красноголовый воробей. Когда ему исполнился год от
рождения, он женился на Чирике и решил зажить своим домком.
- Чик, - сказала Чирика на воробьином языке, - Чик, а где же мы устроим
себе гнездо? Ведь все дупла в нашем саду уже заняты.
- Эка штука! - ответил Чик, тоже, конечно, по-воробьиному. - Ну, выгоним
соседей из дому и зай-мём их дупло.
Он очень любил драться и обрадовался такому удобному случаю показать
Чирике свою удаль. И, раньше чем робкая Чирика успела его остановить, он
сорвался с ветки и помчался к большой рябине с дуплом. Там жил его сосед -
такой же молодой воробей, как Чик.
Хозяина около дома не было.
"Заберусь в дупло, - решил Чик, - а когда прилетит хозяин, буду кричать,
что он хочет отбить у меня дом. Слетятся старики - и вот зададим соседу!"
Он и забыл совсем, что сосед женат и жена его уже пятый день мастерит
гнездо в дупле.
Только Чик просунул в дырку голову, - рраз! - кто-то больно щёлкнул его по
носу. Пискнул Чик и отскочил от дупла. А сзади уже мчался на него сосед.
С криком сшиблись они в воздухе, упали на землю, сцепились и покатились в
канаву.
Чик дрался на славу, и соседу его приходилось уже плохо. Но на шум драки
со всего сада слетелись старики воробьи. Они сейчас же разобрали, кто прав,
кто виноват, и задали Чику такую встрёпку, что он не помнил, как и вырвался от
них.
В себя пришёл Чик в каких-то кустах, где прежде ему никогда не случалось
бывать. Все косточки у него ныли.
Рядом с ним сидела перепуганная Чирика.
- Чик! - сказала она так грустно, что он, верно бы, расплакался, если б
только воробьи умели плакать. - Чик, мы теперь никогда больше не вернёмся в
родной сад! Где мы выведем теперь детей?
Чик и сам понимал, что ему нельзя больше попадаться на глаза старикам
воробьям: они забьют его насмерть. Всё-таки он не хотел показать Чирике, что
трусит. Поправил клювом свои растрёпанные пёрышки, немножко отдышался и сказал
беспечно:
- Эка штука! Найдём себе другое место, ещё получше.
И они отправились куда глаза глядят - искать себе новое место для житья.
Только вылетели они из кустов, как очутились на берегу весёлой голубой
реки. За рекой поднималась высокая-высокая гора из красной глины и песка. Под
самой вершиной обрыва виднелось множество дырок и норок. У больших дырок
сидели парочками галки и рыжие соколки-пустельги; из маленьких норок то и дело
вылетали быстрые ласточки-береговушки. Целая стая их лёгкой тучкой носилась
над обрывом.
- Смотри, как у них весело! - сказала Чирика. - Давай и мы устроим себе
гнездо на Красной горке.
Чик с опаской поглядел на соколков и галок. Он думал: "Хорошо
береговушкам: они сами копают себе норки в песке. А мне чужое гнездо
отбивать?" И снова у него заныли сразу все косточки.
- Нет, - сказал он, - тут мне не нравится: такой шум, прямо оглохнуть
можно.
И они полетели дальше. Дальше была роща, а за рощей - домик с дощатым
сараем.
Чик и Чирика опустились на крышу сарая. Чик сразу заметил, что тут нет ни
воробьёв, ни ласточек.
- Вот где житьё-то! - радостно сказал он Чирике. - Гляди, сколько
разбросано по двору зерна и крошек. Мы будем тут одни и никого к себе не
пустим.
- Чш! - шикнула Чирика. - Смотри, какое страшилище там, на крыльце.
И правда: на крыльце спал толстый Рыжий Кот.
- Эка штука! - храбро сказал Чик. - Что он нам сделает? Гляди, вот как я
его сейчас!..
Он слетел с крыши и так стремительно понёсся на Кота, что Чирика даже
вскрикнула.
Но Чик ло



Назад