b121b8da     

Бессонов Алексей - Концепция Лжи



АЛЕКСЕЙ БЕССОНОВ
КОНЦЕПЦИЯ ЛЖИ
Аннотация
В Поясе астероидов разбивается «Галилео», последний исследовательский корабль, снаряженный Землей. Отныне все космические программы человечества свернуты.

Энергетический кризис ставит землян перед выбором: заключить кабальный договор с Триумвиратом Старших рас, лишив следующие поколения надежды на нормальную жизнь, или уже сейчас погрузиться в «пещерное» существование и бросить остатки сил и средств в Космос в надежде на его богатства. Может быть, существует и третий путь, но пока о нем знает, а точнее, догадывается лишь один человек — капитан Макрицкий, чудом выживший после катастрофы пилот «Галилео». Но сначала ему нужно вспомнить все, что произошло с ним там, на безымянной планетке, в двух шагах от смерти…
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава 1
Вода была холодной да еще и отдавала чемто нехорошим, подозрительно напоминающим мочевину. Леон с отвращением выключил душ, повертелся в теплых струях термополотенца и поймал себя на мысли о том, что любые замечания в адрес Мура неминуемо перерастут в очередную свару: инженер жизнеобеспечения отличался невыносимым характером. К тому же, грустно сказал себе Леон, почти год в железном ящике испортит характер кому угодно…
Он выбрался из кабинки, накинул халат и поглядел на табло хронометра, висевшее на стене его крохотной каюты. До заступления на вахту оставалось несколько минут. «Люси не станет шипеть, если я опоздаю, — подумал Леон. — Тем более что она должна мне больше часа».
Леон выкурил сигарету, еще раз поглядел на часы и быстро впрыгнул в комбинезон. Под потолком мерзко завывал разболтанным подшипником вентилятор противодымной системы.

Леон поправил на своей груди табличку «Makritski», вечно норовящую съехать набок, и со вздохом вышел из каюты. Ему всегда не везло с мундиром: тризуб на берете отваливался за минуту до построения, погоны то и дело отрывались, а однажды, перед самым началом торжественного молебна в Андреевском, он обнаружил, что потерял второе кольцо, крепившее саблю к поясу.
«Бедовый ты у меня, хлопче, ох и бедовый», — говаривал Леону дед. На самом деле Макрицкиймладший был тихоней, а все те синяки и шишки, которыми его щедро украшала доля, появлялись в основном от вызванной застенчивостью неловкости, коей он мучился аж до старших курсов Академии. Даже став офицером, Леон долго еще спотыкался на ровном месте; впрочем, именно благодаря скромности и неправдоподобной порядочности он попал сперва в славную Первую дивизию космических сил, а потом — и в астрокорпус ООН…
Сейчас, разглядывая серую от пыли облицовку межпалубного лифта, он с огорчением думал о том, что престижнейшая служба обернулась на самом деле невероятной нудотой, способной свести с ума даже закаленного человека. Год, боже ж мой, почти год его болтало на борту этого идиотского «Галилео»!

Почти год исследовательский корабль бродил в вечной пыли астероидов, лишь изредка выходя на связь с Землей для получения инструкций. Леон чувствовал, что тот день, когда он сможет наконец увидеть свой родной город, вдохнуть сладковатый запах его древних храмов, станет счастливейшим днем его короткой пока жизни.
Лифт остановился. Макрицкий выбрался в тесный, слабо освещенный коридор и зашагал вслед за алыми стрелками, что указывали путь в ходовую рубку. Идти пришлось недолго: через десяток метров он остановился и усталым, давно отработанным движением приложил свою шифрокарту к глазку определителя.
Тяжеленная гермодверь провернулась на шарнирах и мягко уехала в сторону. Леон перебрался через коми



Назад