b121b8da     

Бескаравайный Станислав - Жажда Всевластия



БЕСКАРАВАЙНЫЙ СТАНИСЛАВ
ЖАЖДА ВСЕВЛАСТИЯ
     
  
Когда ты идешь к власти, под твоими ногами должны скрипеть не судьбы растоптанных тобой людей, а рассыпаться в прах собственные иллюзии.
  
  
  
  
  
Глава 1. Обыденные стороны подвига.
25 мая 2024 года
   Вот старый паровозный шатун.
   О нем можно сказать, что весь срок своей
   службы он вертелся как белка в колесе,
   а можно сказать, что он повидал мир.
   Какой из ответов будет правдой?
   Из современной философии.
   Комнату осторожно наполнил звон хрустальных колокольчиков. Я раскрыл глаза: раздвигались шторы и желто-зеленые, чуть янтарные сумерки ночника медленно уступали место рассвету. На потолке вырисовывались лиственные узоры.
  - Добро утро. Сейчас 7.01 утра.
   Подъем это всегда чуточку поступок, чуточку рывок вперед, даже если это привычка. Надо выбираться из-под теплого одеяла, начинать всю дневную круговерть. Надо выпадать из нирваны полусонных размышлений и идти вперед.
   Утренняя хандра. Забыть. Туалет, душ, бритье, завтрак.
  - Сегодня бутерброды с копченым сыром, чай и коржики, - голос домового как всегда предупредителен.
  - Сводку новостей по семи каналам.
  - По количеству упоминаний - массовая смена во втором эшелоне китайского руководства, - на экране кому-то заворачиваю руки за спину, кто-то убегает от камер, - Восемь арестов по обвинению в коррупции, пятнадцать отставок, шестерых не могут найти, три самоубийства.
  - Не слабо. Черт! В чьих группах состояли?
  - Гуанчжоуская группировка и Нанкинский клан. Говорят о размене фигур, начале конфронтации.
  - Стоп, остальное вечером. Дальше.
  - Две авиакатастрофы. Австрия и Индия, - горящие обломки на полутемных полях, вокруг них суетятся люди, льется пена, вспыхивают прожектора.
  - Дальше.
  - Продолжается блокада дорог в Италии. Сегодня будут разгонять персонал придорожных кафе, - картинка баррикад и пустых дорог. Баррикады сложены из пластиковых столиков и стульев, обвязаны какими-то веревками и почти безлюдны.

Персонал явно пользовался подручным материалом, и спокойно отправился спать, выставив часовых. Взять бы их сейчас, но сверхурочные карабинерам встанут дороже.
  - Вечером и посмотрим.
  - Успешное начало разведения шерстистого носорога.
  - Ладно, рядом нет ничего чрезвычайного?
  - Нет.
  - Отбой. Карету к подъезду.
   Одежда, лестница, гараж. Это все настолько обыденно, настолько привычно, что потом с трудом вспоминаешь цвет стенок гаража. По настоящему просыпаешься только в машине.

На выезде из поселка тебя проверяют камеры охраны, их безразличные объективы на гибких стеблях манипуляторов заглядывают в салон, даря тебе отражения собственных глаз. На улицах, в потоках таких же как твой, полуупровляемых автомобилей видны медленно просыпающиеся лица.

А вокруг - прозрачное, свежее майское утро, радостное и счастливое, свет дня становится все ярче. Заторможеность уходит окончательно, мелькающий пейзаж вымывает ее из головы, мозг превращается в челюсти, готовые разжевать любую задачу. Мышление поднимается до рабочего уровня: окружающие предметы превращаются в пучки идей и причинно-следственных связей, лишь слегка прикрытых материей.
   Место работы - мечта многих, предмет зависти и громадных неудобств. Географически все прекрасно: Зеленоград, как был, так и остается немножко кремниевой долиной. Москва под боком, фактически мы в городской черте, где в бесконечном круговороте жизни можно купить любой нужный товар и отыскать любые развлечения. Вот только работа не дает



Назад