b121b8da     

Берсенева Анна - Полет Над Разлукой



ПОЛЕТ НАД РАЗЛУКОЙ
Анна БЕРСЕНЕВА
Анонс
О том, что искусство требует жертв, Аля Девятаева знает не понаслышке. Театр, ради которого брошена стильная жизнь и карьера рекламной звезды, остается для нее главным. И никакие жертвы не кажутся Але чрезмерными для того, чтобы сохранить верность своему призванию.

Молодая актриса подрабатывает официанткой в ночном клубе. И вдруг оказывается, что Аля должна принести последнюю, самую тяжелую жертву...
Часть I
Глава 1
Алле казалось, что Москва-река на реку совсем не похожа. Река течет через лес, тихие деревья склоняются над нею с отвесных берегов. Или через луг, теряясь в высокой траве.

А здесь - часть городского пейзажа, притом довольно грязная и непривлекательная часть.
Она подумала об этом, идя вдоль парапета Бережковской набережной, и тут же усмехнулась над собой.
Где ты луга-реки эти видела? В детстве разве что, на даче. Во сне и то уже не снятся...
Она вообще редко видела сны в последнее время, но не слишком об этом жалела. Впервые в жизни Аля чувствовала в себе тот холодный прагматизм, который раньше вызывал у нее растерянность, если приходилось встречать его в других.

Когда спишь - надо спать, отдыхать, а не бередить и без того взбудораженное сознание. И так нелегко выдерживать ежедневное, хотя и любимое, лицедейство...
Поэтому она даже радовалась, что устает теперь так, чтобы спать без снов, проваливаясь в блаженную пустоту. И жалела об одном: что спать удается мало. К четвертому курсу ненужных лекций в ГИТИСе не осталось, а пропускать спецпредметы или тем более репетиции было совершенно невозможно, даже если после ночной работы было не до учебы.
Таким образом, усталость была и минусом, и плюсом ее нынешней жизни. А вообще-то Аля еще не знала, как относиться к себе в новом качестве. Не определилась еще, хотя, к собственному удивлению, сразу привыкла к своей новой роли.

А чему удивляться? За гитисовские годы она именно и научилась привыкать к новым ролям и к тому, что их надо играть вне зависимости от настроения.
Идти по асфальту, покрытому снежной кашей, было нелегко, и Аля успела пожалеть, что пошла от метро пешком, вместо того чтобы проехать пару остановок на троллейбусе. Наверное, размышляя о реке, решила, что будет дышать свежим воздухом по дороге. Но влажный ноябрьский воздух над тусклой, незамерзшей Москвой-рекой пахнул только бензиновой гарью, и приходилось сомневаться, бывает ли он когда-нибудь свежим.
К тому же темнело рано, набережная была пустынна, и вообще-то небезопасно было идти по ней одинокой девушке. Особенно когда издалека заметно, что фигурка у девушки ничего и лет ей немного.
Впрочем, иногда Аля забывала, сколько ей лет. Когда ей впервые случилось припоминать свой возраст, чтобы ответить на чей-то вопрос, она даже испугалась слегка: что ж такое, все равно мне это, что ли? А потом и правда стало все равно.

Ее только удивляло: как это она не заметила тот переход, после которого ей стали безразличны собственные годы?
Аля думала раньше, что такое безразличие наступает только в старости, а вот, оказывается... Впервые она заметила за собою эту странность примерно полгода назад и даже маме о ней рассказала, хотя и не думала, что ее это особенно заинтересует.
- Что ты, Алечка, - улыбнулась Инна Геннадьевна. - Наоборот, чем старше, тем важнее становится для женщины возраст. А в двадцать три-то года и без этого есть о чем помнить.
Улыбка у нее была мимолетная и привычно-рассеянная. Аля только вздохнула, вспомнив ту живость, с которой мама когда-то реагировала на л



Назад