b121b8da     

Берсенева Анна - Ядовитые Цветы



love_contemporary Анна Берсенева Ядовитые цветы Двадцатилетней Лизе Успенской повезло в жизни. Приехав в Москву из провинциального городка, она знакомится с «нефтяным королем», и ей становится доступно все, о чем многие ее ровесницы только мечтают. Она может заказывать одежду у модного кутюрье, вести светскую жизнь… Но, влюбившись в молодого врача, Лиза без колебаний отказывается от житейских благ. Она не подозревает, что ради любви ей придется отказаться не только от роскоши, но и от многих иллюзий юности…
ru ru OCR Альдебаран admin@aldebaran.ru FB Tools 2005-04-13 http://eleanorlib.narod.ru/ OCR and Spellcheck Афродита 8CB9948D-55C6-4EE0-B83E-EB0B83328406 1.0
Ядовитые цветы ЭКСМО-Пресс Москва 2002 5-04-009339-X Анна Берсенева
Ядовитые цветы
Часть 1
Глава 1
Николай вышагивал по платформе Белорусского вокзала, держа в руке букет бело-розовых тюльпанов. Он не рассчитал, приехал задолго до прихода поезда и теперь сердился на себя за впустую идущее время.

Правда, утро чудесное, в каждой луже сверкает солнце, и полузабытое чувство молодой бодрости переполняет грудь. Но все равно — Николай Успенский не любил вокзалов, их суета казалась ему тревожной. Скорее бы встретить сестру, не опоздать бы на работу, и в новой квартире столько дел, да ещё накануне Наташиного отъезда, да ещё Маринка заболела… Как хорошо, что Лиза приезжает, просто представить невозможно, как они выкрутились бы иначе!
Ага, вот наконец и голос в динамике: прибывает поезд. Замелькали, замедляясь, вагоны; лавируя меж людьми, Николай побежал вдоль перрона к седьмому.
Он сразу увидел сестру. Она стояла прямо в тамбуре, и Николай обрадовался выражению её юного лица: большие зеленоватые глаза широко распахнуты, даже издалека видно, как удивленно и восторженно они смотрят и на плывущий перрон, и на брата, бегущего с цветами по платформе.

Не меняется Лиза, вот и отлично! Когда он видел её последний раз — год назад, наверное, не меньше?
— Лизушка, дорогая, наконец-то!
Лиза спрыгнула с подножки и обняла брата. Глаза её светились, и казалось, что светится сам её голос. Даже сейчас, в вокзальном шуме, Николай расслышал, как соединяются в голосе сестры знакомые удивленные интонации и какие-то новые, взрослые нотки девического очарования.
— А мы ведь опоздали, давно ты ждешь, Коля? Ой, цветы какие красивые! Представляешь, там авария под Смоленском, ужас, перед нами поезд чуть с рельсов не сошел, все живы, все хорошо, но мы чуть ли не полночи стояли, еле нагнали потом!

А что с Маринкой?
Николай улыбнулся. Лиза похожа на мать, так же говорит обо всем одновременно. Он любил сестру — с тех давних лет, когда она, пятилетняя, крепенькая как грибочек девочка со светлой косичкой просилась пойти с ним на «Трех мушкетеров» в летний кинотеатр, а он сердился, что придется возиться с малявкой, но всегда брал с собой, несмотря на насмешки товарищей.

Неужели четырнадцать лет прошло с тех пор, представить невозможно! Николай всегда знал, что где-то растет в маленьком городе его сестра Лиза, иногда она приезжала на каникулы, он посылал ей подарки ко дню рождения, и до сих пор она казалась ему маленькой, он редко видел её и как-то не замечал, что она взрослеет. И вдруг — всего один год прошел — эти незнакомые интонации в голосе, и прическа, кажется, новая…
— Ничего, я хоть прогулялся, пока ждал. У Маринки, кажется, ангина. Надо же, так не вовремя, хотя когда это вовремя бывает! Видно, продуло, когда переезжали, она ведь шустрая такая, всюду лезет, куда не надо.

Как там мама?
— Да как обычно. В школе все то



Назад