b121b8da     

Берсенева Анна - Яблоки Из Чужого Рая



ЯБЛОКИ ИЗ ЧУЖОГО РАЯ
Анна БЕРСЕНЕВА
Анонс
Семья Ермоловых выглядит в глазах людей счастливой муж успешно занимается бизнесом, жена издает журнал по искусству, сын учится в МГУ. Но сами Ермоловы не обольщаются, что живут в раю.

Свой сорокалетний юбилей Анна Ермолова встречает с горьким чувством: у мужа давно есть еще одна семья, в которой растет девочка. Выходит, Анна напрасно надеялась, что, выйдя замуж в семнадцать лет по безумной любви, обретает спутника на всю жизнь?

Значит, психологи не обманывают, предупреждая женщин о том, что они могут стать «жертвами раннего брака»? Как вести себя с мужем дальше, Анна не знает. И, конечно, она не ожидает, что ее личную драму разрешит история семьи Ермоловых, которая началась в годы Гражданской войны...
Часть 1
Глава 1
Глупость, приснившаяся в ночь накануне дня рождения, почему-то кажется обидной. Особенно если она снится под утро, уже на самой грани пробуждения, и запоминается поэтому во всех своих бессмысленных подробностях.
Анне приснилось, будто она заходит в магазин, который называется «Мандарин», и покупает полотняную, невнятного цвета и к тому же бестолково маленькую сумочку, в которую даже пудреница поместится с трудом. Платит в кассу синие советские двадцать пять рублей и получает сдачу какими-то странными купюрами.

На одной из них стоит номинал - сто тринадцать, и эта подробность, вовсе уж идиотская, тоже неизвестно зачем запоминается. Из «Мандарина» она переходит в кондитерскую и долго, как никогда этого не делала наяву, выбирает пирожное.

Пирожные вое очень мелкие и очень дорогие, и это страшно ее угнетает, хотя ни разу в жизни ей не приходило в голову расстраиваться по такому ничтожному поводу. Потом она замечает в очереди знакомого и долго советуется с ним - все о том же, о выборе пирожного.

А потом, наконец, покупает самое крупное, покрытое толстыми червяками разноцветного крема. Наяву она вздрогнула бы, только увидев такой крем, а уж съесть его ей и в голову не пришло бы.

Но во сне она покупает это кошмарное пирожное, успевает заметить, что оно называется «доппель-дойч»... И наконец просыпается.
Анна проснулась и сразу вспомнила, что ей исполнилось сорок лет. Она родилась рано утром, в шесть часов, а сейчас стеклянный потолок ее спальни светится тусклым ноябрьским светом, и это значит, что уже гораздо больше, чем шесть утра, и день ее рождения уже наступил.
Вот тут-то ей и стало обидно, что приснилась такая огромная глупость, к тому же состоящая из множества мелких, ничтожных глупостей. Как будто жизнь напомнила: все самое яркое, сильное, освещенное глубоким и неназываемым смыслом, уже кончилось, и теперь будут только мелочи, ничего не значащие подробности.
Анна никогда не переживала из-за того, что годы идут и уходят. Да она и вообще не считала, будто они уходят. Просто ее жизнь время от времени вступала в какие-то новые состояния, и каждое из них было не лучше и не хуже предыдущего - оно просто было не такое, оно было новое.

Потому она и воспринимала свой возраст без отчаяния, из-за чего одни знакомые ей завидовали, а другие думали, что она притворяется.
Но при этом она не умела прогонять от себя неприятные мысли, и знаменитая формула: «Я подумаю об этом завтра», - не казалась ей спасительной. Поэтому из-за дурацкого сна настроение у нее сразу испортилось так, что даже вставать расхотелось.
Она повернула круглую ручку над кроватью, шторы на окнах всколыхнулись, словно вздохнули, и раздвинулись, впуская в комнату еще больше света. Собственно, шторы были даже не на окн



Назад