b121b8da     

Берсенева Анна - Антистерва 01 (Антистерва)



АНТИСТЕРВА
Анна БЕРСЕНЕВА
Анонс
Обращение к чувствам - разнообразным, тонким, едва уловимым, сопровождающим простые и непростые события, - и отличает этот роман Анны Берсеневой от множества произведений для женщин, в которых читательниц стараются увлечь в основном любовными интригами.
Ее героини не похожи на героинь мексиканских сериалов. Они необычны, потому что обладают редкостным качеством: способностью к ярким и сильным чувствам.
Часть первая
ГЛАВА 1
Дорогу освещали только звезды.
Никакого другого света не было здесь уже давно, поэтому Лоле иногда казалось, что звезды в самом деле могут что-то освещать. Хотя по правде-то, конечно, она просто знала эту дорогу так хорошо, что могла идти по ней вообще без света и даже с закрытыми глазами. Она ходила по ней ровно двадцать семь лет.
Лола взошла на мостик, привычно прислушалась к однозвучному шуму воды в арыке, потом прошла мимо высокого Рустамова забора, так же привычно прислушалась к тому, как твердо постукивает спелая айва на свесившихся через забор ветках. Конечно, постукивание айвы ей только мерещилось - так же, как и то, что дорога освещена звездами. Ветра ведь не было, и плоды висели на ветках тяжело, неподвижно и беззвучно.
Наконец она прошла по асфальтовой дорожке между кустами ежевики и, доставая ключ, остановилась у двери своего дома. Дорога домой была благополучно пройдена, и, как всегда теперь бывало, Лола вздохнула с облегчением.
Как выяснилось, радовалась она преждевременно. Темная фигура поднялась со стоящей в ежевичной тени скамейки и качнулась к ней.
- Долго домой ходишь, - услышала Лола и вздрогнула от неожиданности.
И тут же успокоилась: никакой неожиданности в появлении этого человека не было. Хотя и радости не было тоже. Но к отсутствию в своей жизни каких-либо радостей Лола давно уже привыкла.
- Опять ты меня караулишь, - вздохнула она. - Ну что тебе не спится, а?
Глаза ее настолько привыкли к темноте, что она различила, как лихорадочно сверкают глаза у ее собеседника, и ей все-таки стало не по себе. Вообще-то Мурод был незамысловат, и все, что он мог сказать и сделать, Лоле давно было известно. Но ведь кто его знает, не придет ли в затуманенную анашой голову что-нибудь новенькое.
- Тебя хочу, - незатейливо ответил он.
- Хочется, перехочется, потерпится, - усмехнулась Лола. - Иди спать, а то мать ругаться будет.
Обычно в ответ на это Мурод начинал ныть, уверяя, что ему хватит одного раза, и ничего ведь с ней не случится, если она ему даст, а он все сделает так, что она будет довольна, и пусть не обращает внимания, что он ростом невысокий, ведь член у него стоит хорошо, крепко... Мурод называл вещи своими именами с особенной отчетливостью, присущей человеку, который говорит на неродном языке.
- Да пошел ты!.. - рассердилась Лола. - Дай пройти, придурок недоделанный!
В конце концов, сколько можно выслушивать его хамские требования со снисходительным терпением! Раз не поставила его на место, другой, третий - вот он и наглеет с каждым днем. Вернее, с каждым вечером, когда встречает ее у двери с одной и той же опостылевшей претензией.
Обычно Мурод тащился за нею в подъезд, повторяя свое дурацкое «хочу» снова и снова до тех пор, пока она не захлопывала у него перед носом дверь квартиры. Но сегодня он был настроен иначе, не зря Лоле сразу показалось, что глаза у него сверкают как-то слишком возбужденно.
- Кого недоделанный - меня недоделанный? - прошипел он и схватил Лолу за руки так крепко, что она вскрикнула. - Я тебе покажу, как обзываться, сука! В



Назад