b121b8da     

Берристер Инга - Весы Судьбы



love_contemporary Инга Берристер Весы судьбы После смерти отца и деда Агнес становится единственной представительницей обедневшего дворянского рода Рокуэллов.
Пытаясь сохранить фамильное имение, она дает согласие на брак с разбогатевшим простолюдином Гордоном Стэмфордом, в которого давно безнадежно влюблена.
Но что движет им?
ru en В. Г. Забалуев Ego http://ego2666.narod.ru ego@aldebaran.ru FB Tools 2006-05-05 1A44C82A-BDF9-4AD2-929D-FD56A012D435 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Инга Берристер
Весы судьбы
Пролог
«Поклянись мне, что сохранишь Спрингхолл!»
Именно эти слова прохрипел перед смертью Тимоти Рокуэлл, и Агнес, заливаясь слезами, пообещала выполнить то, что завещал дед.
Спрингхолл всегда был для нее домом. Мать Агнес, Кэролайн, умерла при родах, и отец, Уильям Рокуэлл, выбравший, как и дед, военную карьеру, привез новорожденную дочку в фамильное имение и оставил на попечении графа Тимоти Рокуэлла и его незамужней сестры, тетушки Джулии.
Когда девочке исполнилось четыре года, отец женился второй раз, но поскольку он нес службу в британских частях, расквартированных в Азии, Агнес увиделась с ним, только когда Уильям Рокуэлл с новой женой-итальянкой Луизой решили провести в Спрингхолле короткий, как дыхание, отпуск.
Луиза, добродушная и жизнелюбивая по природе, пыталась найти с Агнес общий язык, но девочка, выросшая в обществе отставного генерала и его незамужней престарелой сестры, лишь шарахалась от ее объятий и сжималась в комок при каждой попытке мачехи поговорить с ней по душам.
Агнес и после окончания школы оставалась такой же нелюдимой и замкнутой. Правда, она покорно поехала в Лондон, где по рекомендации деда получила место в каком-то издательстве, но когда после смерти тетушки Джулии граф Рокуэлл приказал ей вернуться в Спринг-холл и взять в свои руки бразды правления поместьем, девушка охотно приехала и с головой ушла в новые, но такие понятные и близкие ей обязанности.
Тимоти Рокуэлл, несмотря на преклонный возраст и последствия ранений, за которые он получил в свое время ордена и медали, каждое утро после завтрака с точностью и постоянством заведенного хронометра отмеривал неизменные пять миль по периметру спрингхоллского парка.
В то морозное утро старый граф, как обычно, отправился на прогулку, прихватив с собой рыжего сеттера Мартина.
Агнес проводила их до дверей и долго глядела вслед. Сердце у нее щемило при виде того, с каким трудом передвигается дед. Тимоти Рокуэллу шел восемьдесят первый год.

Он стал непереносимо сварлив, страдал: вспышками раздражительности, но Агнес любила его до сердечной боли, ведь по большому счету дед был для нее единственным родным человеком.
А через некоторое время раздался настойчиво повторяющийся звонок в дверь. Агнес прошла к парадному ходу и обнаружила стоящего на крыльце незнакомого мужчину, поддерживающего под руки деда, который громко, не переставая, стонал.

Выяснилось, что Тимоти поскользнулся и сломал шейку бедра. Как это часто бывает у стариков, именно травма, приковавшая его к постели, и привела последнего из графов Рокуэллов к медленному угасанию и смерти.
А Гордон Стэмфорд, доставивший его домой, стал частым гостем старика. Он регулярно, два-три раза в неделю, заходил проведать Тимоти и с увлеченностью школьника играл с ним в шахматы. Во время игры они запросто разговаривали на любые темы.
Поразительно, что подозрительный и недоверчивый дед до такой степени сблизился с человеком, который был моложе его в два с половиной раза и происходил совсем из других слоев общества. Тридцатипят



Назад